5.1.14


Украина поражает добротой и открытостью. Там я чувствовал себя мрачным и суровым северянином. И ещё горожанином, чьи мысли заменили чувства. Тем, кто сопоставляет культурные коды и контексты вместо того, чтобы естественно и просто улыбнуться в ответ.

Там всё как у нас, только лучше: трава гуще, тыквы больше, воздух чище, люди веселее. Только «там» и «тут» никак не приживутся. На «их» деньгах «наши» исторические деятели. В «нашей» кухне «их» борщ и вареники. «Наше» «смачно», это «их» «вкусно». Миллион единств, и при этом существует же Русско-Украинская граница. Бррррред! И не просто граница, а широченная, с километр, совершенно ничья земля.

В селе, где я был, до революции жило 13 000 человек, сейчас 1200. Оно и сейчас тянется на несколько километров благодаря тому, что устроено не как «у нас»: каждый дом имеет порядочный участок вокруг, а не за границами населённого пункта. Селом зовётся не «деревня с церковью», а место, где селятся. Там есть своё кладбище, могилы поколений родных и соседей всегда рядом, напоминают о бесконечном прошлом и мимолётном настоящем, оттого особенно пронзительном.

Жизнь искрится ласковым солнцем, громким смехом, горящими глазами, и наваристым бульоном из курицы, что час назад бегала уже без головы. Тут, в городе, жизнь и смерть, забота и поедание противопоставлены досужим умом, а там, наедине с землёй, люди, животные и растения едины в горе и радости, питая друг друга в положенный срок. 
Designed By Blogger Templates | Templatelib & Distributed By Blogspot Templates